Реклама
Психологические тесты онлайн
Проверьте свои знания и интуицию, узнайте ваш характер и достойные качества!
Posobie.info – полезный сайт для родителей Введите номер пособия и выиграйте ценные призы!
Войти
Регистрация
I триместр
II триместр
III триместр
Первые недели
Малыш до года
От года до 3 лет
От 3 до 7 лет
Читай
Общайся
Выигрывай
Сервисы
Фотоконкурсы
Правила форума
Форум / Естественное родительство /

Физические воздействия на детей

Нажмите, чтобы просмотреть личную страницу Lena
На сайте: c 26 мая 2006
Рейтинг: 561
– – – – – – – – – – – – – – – –
Надежда и опора сайта
Руководитель клуба
– – – – – – – – – – – – – – – –
Ссылка

Физические воздействия на детей
По мотивам недавных тем, решила продублировать сюда обсуждение про физические воздействия на малышей. Я очень много общаюсь с детьми руками, и считаю это эффективным. Чем младше, тем важней, на мой взгляд, руками. Дети это ЛЮБЯТ и детям так СПОКОЙНЕЙ. Вот:

---
Физические воздействия на детей
"Бить или не бить", почему-то часто вопрос всплывает, и каждый по-своему решает, интересные бывают расхождения, обсуждения. А ещё очень интересная разница между решением и ПРАКТИКОЙ. Часто-часто родители решают не бить детей, но срываются. Мне кажется, стоит развивать культуру физического, тактильного общения. А то многие не умеют друг друга трогать Smile Даже близких. Трогать во многих культурах не особенно-то принято. Русское "не распускай руки" и английское "keep your hands to yourself" и многочисленные табу на вхождение в чужое жизненное пространство. Каждому ребёнку - по стульчику или коврику в группе. Раздельный с ребёнком сон в семье. В итоге тяжело учиться контактному общению. А если контактного общения недостаточно, очень тяжело жить под одной крышей.

"Сказала раз, сказала два, сказала десять раз, не слушается - надо шлёпнуть". Я такое на интернете читаю практически каждый день. Инстинкт есть: слова не работают, надо ДЕЛАТЬ. Физически воздействовать на ребёнка. Я с этим согласна. Но НЕ согласна с тем, что воздействие должно быть неприятным. Зачем?

Если ребёнок не слышит, на второй (НЕ десятый) раз стоит подойти к нему, да, не лениться, сделать эти три шага Smile Подойти, взять за руку, заглянуть в глаза, позвать по имени, дождаться, когда ребёнок сфокусируется на тебе. И только после этого говорить своё "убери, пожалуйста, игрушки" или "ты бегаешь между мной и экраном, мне мешает".

Ещё пример. Часто родители злятся, когда ребёнок не может освоить какое-то техническое умение, скажем, как одеться, как сыграть пьесу на пианино, как написать своё имя. "Сколько раз тебе надо объяснять, вот смотри, как я делаю..." и иногда шлёпают. Те же инстинкты: родители чувствуют, что нужно физическое воздействие, но какое? В таких вот ситуациях стоит не только, и не столько, давать ребёнку слушать и смотреть - сколько помочь ему нечто СДЕЛАТЬ. У Монтессори есть эти знаменитые шершавые буквы, по которым ребёнок ВОДИТ ПАЛЬЦЕМ до того, как самому писать. Да, именно так. Можно помочь ребёнку расслабить руку, ласково взять её в свою, и написать нужное. Обнять сзади и поводить детской рукой смычок. Update от ddodo: НЕ подходить к ребёнку внезапно сзади, чтоб обнять. Хоть за плечи обнимать и можно, само приближение в начале должно быть в зоне видимости, иначе могут быть болезненные реакции. Вместе надеть штаны - ребёнок держит, родитель "управляет его руками и ногами". Для таких занятий, повторюсь, очень важна физическая расслабленность ребёнка; так что стоит погладить его ножку перед тем, как направлять её своей рукой в штанину Smile Дети расслабляются и доверяются, когда движения родителей плавные, сильные, и ласковые. Дёргания (как шлепок) же вызывает механизм паники, там ребёнок тоже может на адреналине суметь сделать требуемое, но цена высока.

Иногда ребёнок перевозбуждён, прыгает, кричит, "выходит из-под контроля" (своего и окружающих). Что делать? Иногда ответ "пока не шлёпнешь, не успокоится". А можно и другие, более радостные физические воздействия применить. Например, взять ребёнка за руку или на руки и поделать что-то РИТМИЧЕСКОЕ. Ритм перебьёт хаотичность. Например, вместе попрыгать под кричалку и вопелку; потанцевать с ребёнком на руках; покружиться. Ещё хорошо действует перемена ориентации в пространстве. Ребёнка можно перевернуть вниз головой (большинство это обожает, но есть исключения - тогда не стоит); можно покачать на руках, держа горизонтально; или "собрать в колобок" на диванчике (обнять, сложить ручки и ножки).

Налаживание связей в детских группах очень хорошо идёт через общие физические игры, вроде "Бабка, нитки рвутся!" или "Ручеёк". Через игру, через организованные в игре прикосновения и взаимодействия, дети налаживают связи друг с другом.
Оценить
Сообщение от незарегистрированного пользователя. Или этот пользователь был ранее зарегистрирован на сайте, но удалил свой аккаунт.
Статья отличная!!Но мне кажется,что это от человека зависит,большинство действительно выходят из себя и ленятся подойти к ребенку,что бы спокойно все объяснить!
Оценить
Нет подписи
Нажмите, чтобы просмотреть личную страницу Lena
На сайте: c 26 мая 2006
Рейтинг: 561
– – – – – – – – – – – – – – – –
Надежда и опора сайта
Руководитель клуба
– – – – – – – – – – – – – – – –
Вот еще на эту же тему, пишет другой автор. Достаточно интересно!

Ссылка

Преступление и наказание


Ниже находится текст, посвященный разработке системы наказаний и поощрений для детей. Специально для того, чтобы пресечь необоснованные претензии ко мне лично, я разделяю текст на 2 части – теоретическую и практическую. Теоретическая часть предназначена в первую очередь для той части читателей, которая считает систему наказаний и поощрений опасным и деструктивным предрассудком, недопустимым в воспитании детей. В ней перечислены ключевые работы в области нравственного развития ребенка и названы основные персоналии.

Практическая часть содержит конкретные рекомендации по разработке системы наказаний и поощрений для детей разных возрастов, которые основываются на перечисленных в теоретической части положениях. При обсуждении темы прошу всех читателей соблюдать максимальную корректность и взаимную терпимость.


Наверное, никто не будет удивлен, если я скажу, что до начала 20 века вопрос о применимости в воспитании наказаний и поощрений вообще не поднимался. Его просто не существовало. Обсуждению подлежала исключительно характер наказаний и поощрений – физические (материальные) или моральные, а также их градация и применимость в тех или иных случаях (казуистика).
Почему?
Потому что на протяжении тысячелетий воспитание и обучение детей рассматривался как вопрос в первую очередь выживания ребенка, а уже затем – социализации. То есть, непослушание и ошибки в поведении во многих случаях становились фатальными для самого ребенка, а в более тяжелых случаев – для сообщества, к которому он принадлежал (семьи, клана, государства). Поэтому во всех традиционных культурах, тем более – в культурах примитивных, воспитание детей сплошь и рядом было крайне суровым и болезненным процессом.
И эта суровость была связана вовсе не с низким моральным уровнем наших предков и грубостью их нравов (хотя, конечно, и такое бывало сплошь и рядом), а в первую очередь с доминирующей педагогической задачей: выстраиванием в сознании ребенка причинно-следственной связи между проступком (в том числе и в первую очередь, непослушанием), и несчастьем, бедой, из которых наказание – наименьшее и наилегчайшая. Такая постановка задачи воспитания в сложных для выживания условиях доиндустриальных, и, тем более, примитивных сообществ является совершенно типичной. Если ребенок совершал проступок и оставался жив и цел, неумолимая справедливость тех времен требовала, чтобы он, тем не менее, понес наказание, которое носит заместительно-редуктивный характер (наказание как маленькая смерть). С этим связана непомерная, на наш сегодняшний взгляд, тяжесть наказаний в предшествующие нашей эпохи, из который простая порка была, наверное, наименее суровой мерой воздействия.
Конечно, в наше время, более безопасное для физического выживания ребенка, сохранение всей традиционной системой наказаний, со всей его суровостью, было бы нерациональным и попросту вредным. Но и вовсе забывать о существовании нерушимой причинно-следственной связи между ошибкой (в первую очередь, вследствие непослушания), проступком, и последующими всевозможными неприятностями, бедами, страданиями, болью, было бы крайне неразумным с нашей стороны. В педагогике важно помнить: наказание – это символ-заместитель тех несчастий, которые может вызвать неправильное поведение ребенка. Эту причинно-следственную связь нужно неустанно подчеркивать и прояснять для ребенка и постоянно ее демонстрировать.
Однако отвлечемся от конкретной темы наказаний и поговорим о теории..
Для интересующей нас темы важное значение имеют исследования таких признанных специалистов в области педагогики и психологии, как Ж. Пиаже и Л. Кольберг. Их исследования касались, разумеется, вовсе не вопросов о допустимости или недопустимости наказаний в воспитании детей, а вопросов периодизации мыслительно-речевого развития детей и связанного с ним развития нравственных представлений. Но, на мой взгляд, эти исследования являются довольно прочной базой, на которой можно простроить осмысленную и эффективную систему наказаний и поощрений в современную эпоху.
Итак, швейцарский психолог Жан Пиаже в 1926 годы, в своей работе «Речь и мышление ребенка» впервые детально проанализировал качественную специфику детского мышления. В этой работе он сделал 2 важнейших открытия:

1. Эгоцентризм мышление и речи ребенка: на ранних этапах развития ребенок смешивает мир и себя (субьект и объект), что приводит к бессознательной постановке себя в центр мироздания, привязке всех вещей и явлений окружающего мира к себе и своим потребностям. Стихийный эгоцентризм мировоззрения маленького ребенка ведет к тому, что он не понимает, что мир существует сам по себе, вне его восприятия, и что может существовать иная точка зрения на предметы и события, чем его собственная. Но самым интересным в этой теории является открытие того, что и речь маленького ребенка в значительной степени (в возрасте 3-х лет- до 75%) носит эгоцентрический характер, т.е. не служит цели коммуникации. Маленький ребенок говорит не для того, чтоб установить контакт с окружающими, а для того, чтоб утвердить, выразить себя и свое бытие. При этом ему не особенно важно, слушают его или не слушают. Эгоцентрическая речь – это и есть та самая «несносная болтовня» маленьких детей, от которой хочется иногда сбежать на край света. Эгоцентризм преодолевается в ходе социализации, в которой главенствующую роль играют родители, чья главная задача – научить ребенка правилам коммуникации и взаимодействия; а также в ходе развития мышления, в котором решающую роль играет педагог, задача которого - привести это мышление в стройную логико-математическую систему и через это научить ребенка различать субьект и объект, с одной стороны, и устанавливать причинно-следственные связи, с другой. Роли родителя и педагога, само собой, могут совпадать.
Тут важно особо отметить, что эгоцентризм свойственен не только ребенку, но и взрослому там, где он руководствуется своими спонтанными, наивными и, следовательно, не отличающимися, по существу, от детских, суждениями о вещах. Эгоцентризм - это спонтанная позиция, управляющая психической активностью ребенка в ее истоках; и она же сохраняется на всю жизнь у людей, остающихся на низком уровне психического развития.Поэтому, конечно, взрослый человек, не преодолевший собственный эгоцентризм, не может помочь своему ребенку преодолеть его.

2. Стадии развития мышления ребенка.
Следующим важным открытием Ж. Пиаже было открытие трех стадий развития мышления ребенка на пути преодоления спонтанного эгоцентризма:
- сенсомоторная (дооперационная) стадия: целостные комплексы внешних действий нерасчлененно переводятся во внутренний мир ребенка и присваиваются им (дошкольный возраст);
- стадия конкретных операций: целостные комплексы распадаются на отдельные действия, которые обретают конкретные признаки и превращаются в операции. Взаимозависимость операций, их обратимость (для каждой операции имеется противоположная либо обратная ей операция) создают в мышлении ребенка устойчивую и вместе с тем подвижную целостную картину мира, отличную от него самого (младший школьный возраст;
- стадия формально-логических операций: конкретные операции организуются в структурное целое (первичный синтез), появляется способность рассуждать посредством гипотез (подростковый и юношеский возраст).
При этом Пиаже дополняет свои исследования интеллекта детей изучением эмоциональных процессов, памяти, воображения, восприятия, которые рассматривались им как полностью подчиненные интеллекту.
Работу Пиаже в области изучения детского мышления продолжил немецкий ученый Л. Кольберг, основные открытия которого находятся в области изучения развития у детей представлений о нравственности. Вслед за Пиаже, в своей работе "The Philosophy of Moral Development" (Harper and Row, 1981), Кольберг подтвердил, что развитие нравственности у детей находится в соответствии с развитием их мышления.
В эволюции нравственных представлений Кольберг также выделил 3 уровня:
- доусловный, на котором дети оценивают действия исходя из их последствий;
- уровень традиционной нравственности, на котором общественно признанные ценности и мнение других преобладают над личными интересами и мнением ребенка;
- уровень посттрадиционной нравственности, на котором люди обосновывают нравственные суждения на принципах, которые самостоятельно поняли и приняли как свои собственные.
Вот как Кольберг иллюстрирует ступени нравственной эволюции детей:
Код:
Уро- Возраст Что значит вести     Почему надо вести
вень  лет     себя правильно       себя правильно

0      4     Вести себя как       Чтобы получать награды
             хочется.              и избегать наказаний
             Справедливо то,
             что я делаю

1     5-6    Делать, что          Чтобы избегать
             велят взрослые        неприятностей

2     6-8    Вести себя с другими  Чтобы не упускать своего
             соответственно тому,
             как они относятся
             ко мне

3    8-12    Отвечать ожиданиям     Чтобы другие хорошо
             других;                обо мне думали и сам
             доставлять другим      я о себе хорошо думал
             радость

4    12-...  Удовлетворять          Чтобы способствовать
             общественным           стабильности общества,
             требованиям            быть хорошим гражданином


Для того, чтобы перейти к конкретике о системе наказаний и поощрений, необходимо сделать предварительный вывод по результатам всего вышесказанного:
- научными исследованиями доказана стихийно-эгоцентрическая, некоммуникабельная и асоциальная природа ребенка Воспитание, социализация создают в нем новое существо – члена сообщества homo sapiens;
- теми же исследованиями доказана связь между развитием мышления и развитием нравственности ребенка. Соответственно, представления о том, что нравственное поведение присуще ребенку от рождения – ложно. Оно воспитывается, так же как и все прочие его навыки и способности. При этом экспериментально доказано, что на первой стадии развития мышления ребенка единственно эффективным способом формирования правильного поведения является система наказаний и поощрений;
- теми же исследованиями установлена стадиальность развития нравственных представлений, и то, что уровень традиционной нравственности обязательно должен предшествовать посттрадиционному. Иначе говоря, если ребенок не усвоит уровень традиционной нравственности, формирование индивидуальной нравственной системы для него будет затруднено (а то и вовсе невозможно). Скорее всего, такая система не будет у него сформирована и нравственные представления у него будут иметь фрагментарный и искаженный характер.



Из этих теоретических предпосылок вытекают нижеследующие практические рекомендации.
0-1, бессознательно-эгоистический. До достижения годовалого возраста применение к ребенку наказаний и поощрений невозможно в силу его крайней незрелости и несамостоятельности. Все, что может себе позволить взрослый по отношению к ребенку – это не идти на поводу его бесконечных требований находиться в центре внимания (и то преимущественно на втором полугодии жизни). Если мать уверена, что ребенок сыт, здоров, сух, находится в безопасности, и имеет возможность самостоятельно занимать себя, она может себе позволить непродолжительное время заниматься домашними или даже личными делами, невзирая на его настойчивые требования внимания. Эта рекомендация не равна призыву оставлять ребенка часами одного закрытым в своей комнате. Во всем важен здравый смысл. Нужно только понимать, что далеко не каждый крик ребенка – это крик о помощи, требующий немедленной реакции. Но обычно матери начинают это понимать только после нескольких месяцев общения с малышом.
1-4, стихийно-эгоистический: ребенок не понимает, что такое хорошо или плохо, что такое «нельзя» и «опасно». Единственным ориентиром для выработки в нем правильного поведения (ритуала) на данном этапе – это физические реакции, в том числе физические наказание и поощрение. Поэтому взрослый не только вправе, но и обязан физически воздействовать на своего ребенка. То есть, в первую очередь, не позволять ему совершать некоторые действия или взаимодействовать с определенными предметами. В первую очередь – отстранять, оттаскивать, отнимать (разумеется, как можно более бережно). Ребенок не понимает, и еще долго не будет понимать, почему. Он должен понять, что определенное действие или определенный предмет – табу. Для этого он будет повторять эти действия до тех пор, пока не убедится, что это в самом деле так. Поэтому важно, чтоб у родителей не было никаких внутренних сомнений относительно правомерности своих действий. Да, на этом этапе важно, чтоб ребенок понял, что какие-то действия делать опасно: опасно выходить без взрослого за дверь и на балкон, опасно лезть в открытое окно, опасно дергать электроприборы за шнуры, опасно совать пальцы в розетку и т.д.
Кроме того, есть класс предметов, которые нельзя трогать или изменять. Нельзя брать мамину косметику и пробовать ее на зуб, нельзя играть бьющейся посудой, нельзя ломать игрушки, нельзя рвать книги. И наконец, класс действий которые нельзя совершать: нельзя гадить по углам, нельзя бросать еду на пол или размазывать ее по столу, нельзя драться с родителями и закатывать им истерики.
Все это - табу и ребенок должен последовательно, одно за другим, признать их и научиться соблюдать, при помощи системы физических воздействий – от моторного запрета (отнять, оттащить, отстранить) до причинения боли (отшлепать по попе рукой). Физические воздействия следует сопровождать словами «нельзя», «опасно» или «плохо».
Родители, которые боятся физических воздействий и наказаний, не могут, тем не менее, их избежать. Как правило, они кричат на ребенка, грубо хватают и трясут его. Причем это делается не последовательно, а «под горячую руку», тогда, когда ребенок совершенно выводит их из себя. В результате ребенок учится не вести себя правильно, а не попадаться под горячую руку, или не доводить родителей до белого каления – что не одно и то же.
Наказание должно быть немедленным (ребенок такого возраста не в состоянии надолго запоминать свои проступки, и поэтому отложенное наказание не будет им воспринято как справедливое), однократным (если ребенка наказать несколько раз за одно и то же, это также нарушит принцип справедливости), соразмерным возрасту ребенка (понятно, что годовалого ребенка достаточно шлепнуть один раз, тогда как для четырехлетки это уже не наказание), и тяжести проступка (если проступок в самом деле серьезный – например, игра со спичками или химическими веществами).
NB! В соответствии с принципом «одно наказание за один проступок» ребенка не следует наказывать, если он уже наказан самой судьбой (например, если он обжегся, играя со спичками, прищемил палец дверью, уронил на себя тяжелый предмет, порезался разбитой посудой). Здесь родители могут себе позволить только сочувственно, но настойчиво указать ребенку на связь между проступком и его следствием (болью и страданием).
Напротив, соблюдение регламента ритуально-одобренных действий, обязательно должно сопровождаться поощрениями, также физического характера (обнять, поцеловать, погладить по головке), в сопровождении слов «молодец, умница» и т.д. и т.п. Особые достижения ребенка в овладении тонкостями семейного ритуала можно поощрять небольшими подарками или любимыми лакомствами. Но никогда не следует такие подарки делать часто – куда лучше, если ребенок будет стремиться к правильному поведению просто для достижения психологического комфорта, для того чтоб больше быть с родителями, чаще ощущать их ласку и близость.
5-6, сознательно-эгоистический: в этом возрасте ребенок уже обучен основам ритуала и способен отличать правильное поведение от неправильно. Соответственно, нарушение ритуала или непослушание на этом этапе – следствие не любопытства или неведения, а упрямства и желания настоять на своем любой ценой. Такое поведение должно решительно пресекаться. Бояться сломить волю ребенка наказанием не следует: для этого ребенка нужно систематически избивать и запугивать. Активный, любознательный и шумный ребенок не станет апатичным мямлей от того, что вы его накажете за слишком буйное или развязное поведение: выдержав наказание, он только ненадолго притихнет, после чего опять будет носиться как угорелый. Задача – не в том, чтоб сломить его активность, задача – пустить эту активность в определенное русло, безопасное как для ребенка, так и для общества.
На этом этапе в систему наказаний и поощрений ребенка нужно вводить нефизические воздействия: например, лишить сладкого, прогулки, развлечения, подарка, любимого ритуального момента (чтения вслух на ночь). Физические наказания остаются для наиболее серьезных проступков. Все наказания – и не-физические, и, тем более, физические, обязательно должны предваряться беседами на морально-нравственные темы, чтобы добиться у ребенка осознания своего проступка и согласия с предстоящим наказанием. Поощрения остаются теми же, что и на предыдущем этапе.
7-8, прагматический: этап, на котором ребенок уже способен сам давать оценку своим поступкам и поступкам окружающих, сравнивать их между собой и устанавливать соотношения по типу «плохой-хороший», «лучше-хуже». В этом возрасте чувство справедливости у ребенка особенно обострено. На этом этапе ветхозаветная мораль типа «око за око, зуб за зуб» для ребенка является главенствующей. Ребенок готов к суду над собой и, в то же время, творит суд над окружающими. В этом возрасте для ребенка бывает невероятно важно свести счеты с обидчиком, причем обязательно зеркальным образом, вплоть до того, что количество царапин должно быть таким же и на том же месте, одежда порвана таким же образом, и т.д.
В этом возрасте физическое наказание в виде порки уходит на второй план и редуцируется, а на его место выступают физические воздействия волевого характера. Я имею в виду продуманную систему задач, которые были бы достаточно неприятны и утомительны, но в то же время полезны для физического и волевого развития ребенка. К таким задачам относятся, в первую очередь, сложные физические упражнения (длительные стойки, отжимания, качание пресса, приседание с гантелями, подтягивание на турнике), во вторую – выполнение посильной грязной работы по дому (чистка обуви, мытье ведра для мусора, чистка унитаза). Причем первое относится и к девочкам, а второе – и к мальчикам.
Разумеется, если послушание родителям не выработано на предыдущих этапах, такого рода система наказаний не будет действовать – дети просто не будут выполнять задачи. Это значит, что родителям придется применять физические наказания вплоть до выработки послушания, а затем уже переводить на задачи.
Кроме того, на этом этапе огромное значение приобретает разговор на морально-этические темы. Он уже должен присутствовать и на предыдущем этапе. На этом этапе такие разговоры должны занимать центральное место в системе воспитания. Важно понимать, что ребенок в этом возрасте готов и желает оценивать с морально-этической позиции все предметы и явления на свете. Он готов и хочет знать, что такое хорошо и что такое плохо. Поэтому данный период – самый благоприятный для того, чтоб рассказать об этом ребенку с максимальной пользой и отдачей. На этом этапе ребенок усваивает моральные нормы в буквальном смысле как губка. Ему нравится вести себя правильно, поступать справедливо и достойно, вызывать одобрение родителей. Он начинает чувствовать то, что называется «моральное удовлетворение». И, конечно же, безумно важно, чтобы он усвоил морально-этические нормы от своих собственных родителей, а не от посторонних дядь и теть. В этом случае вы будете по крайней мере знать, что именно он усвоил, и в случае проблем или ошибок будете знать, в чем причина. А в случае стороннего воздействия вы даже не будете знать, где искать концы. Что и происходит в случае школьного обучения.
Что касается поощрений на прагматическом этапе, то на нем мало кто из родителей не сталкивался с сильнейшим искушением установить денежную таксу за достижения и правильное поведение – настолько к этому их толкает весь прагматически-законнический стиль поведения ребенка, с его бесконечными «а что мне за это будет?» Тем не менее, я бы не советовала родителям увлекаться системами материального стимулирования ребенка, несмотря на их кажущуюся логичность, простоту и результативность. Просто потому что, на мой взгляд, недопустимо вообще устанавливать у ребенка причинно-следственную связь между хорошим поступком и немедленным материальным воздаянием. У детей этого возраста поощрения (как и наказания) нужно делать отложенными и комплексными, материально -эмоциональными: хорошо потрудился неделю – пошли всей семьей в кино, или в парк гулять-играть в подвижные игры. Потрудился месяц – получил давно желанную игрушку или красивую одежду (сверх необходимой). И т.д. и т.п.
8 -12, эмпатийный: в этом возрасте ребенок начинает не только осознавать мир вокруг себя, но и сопереживать и сочувствовать ему, пропускать через себя. В результате для него на первый план выступает уже не страх перед наказанием и не желание получить награду, а нежелание причинить боль близкому или желание порадовать его. На этом этапе ребенок морально готов полюбить ближнего своего, как самого себя. Он может отдать рубашку нищему, положить душу за други своя.
На этом этапе физические наказания следует применять в самых исключительных и вопиющих случаях, и только с согласия самого ребенка. Причем на этом этапе это необходимо для его собственного положительного самочувствия: он может так расстроиться от собственного проступка, что только достаточно суровое наказание сможет облегчить его совесть. Его ум, тело и совесть готовы к тому, чтобы беседы на нравственные темы и физических труд по дому полностью заменил собой и вытеснил физические наказания. А лучшей наградой для ребенка на этом этапе является общение с себе подобными и совместная творческая деятельность – устройство праздника, театральная постановка, поход, и т.д. и т.п. Награды и наказания также носят отложенный характер.
12-13 альтруистический: на этом этапе ребенок способен сам ставить себе учебные и трудовые задачи и сам их осуществлять. Соответственно, он также может сам определять для себя наказания и награды и сам их осуществлять. Родителям на этом этапе отводится почти исключительно исключительно надзорная функция.
13-15, бунтарский: на этом этапе для подростков, даже самых благополучных и послушных на предыдущих этапах, свойственны периодические взбрыки и даже взрывы протеста и бунты. В первую очередь это касается мальчиков, как существ более телесных, ценящих физическую силу и испытывающих потребность в ее использовании/применении. У девочек никакого бунта вообще может не быть, для них почти нормой является окончание нравственного формирования в возрасте 12 лет. Мальчикам же бывает свойственен бунт против власти родителей – причем, что характерно, бунт с подсознательной надеждой на поражение. Потому что подросток НЕ ЗНАЕТ что он будет делать, если победит, если родители окажутся слабее его. Поэтому единственно правильная реакция родителей на такой типично-мальчишеский подростковый бунт есть реакция Гэндальфа на появление Барлога в Мори: «Ты-Не-Пройдешь-Здесь!» Мальчишку необходимо поставить на место любой ценой, традиционная система ценностей должна быть восстановлена. Я считаю, что в случаях, когда этого не происходит – и подросток убегает из дому или срывается с катушек – причина вовсе не в том, что традиционная система ценностей плоха и не в том, что родительский авторитаризм себя не оправдывает – а в том, что у конкретных родителей не хватает личной убедительности и харизмы для того, чтоб усмирить разбушевавшуюся стихию и вернуть ее в русло привычных нравственных норм. Дело в том, что для родителей это должно быть вопросом смысла бытия – личного и общественного, а не вопросом личного самоутверждения. И именно этот момент «пробует на зуб» подросток своим бунтом: в самом ли деле так важна для родителей вся эта мораль и нравственность? Или они сдадутся при первом же серьезном натиске и сконфуженно признаются что все эти годы просто обманывали себя и его? И тут родителям очень важно дать ему понять, что нравственные нормы являются абсолютными и не зависят от того, нравятся они кому-то или нет.
Я не хочу сказать, что подростковые бунты – это легко и просто. Я говорю, что это серьезная проблема, к которой родителям следует серьезно готовиться. Отец должен быть готов к схватке с сыном – и должен понимать, что его обязанность на этом этапе – победить. Время уступить и умалиться перед сыном еще придет, но оно- много позже.

Еще отдельно хотелось бы сказать о роли отца и матери в системе наказаний и поощрений.
Понятно, что на первых этапах, вплоть до 6 лет, центральное место в системе занимает мать, поскольку именно с матерью ребенок должен проводить в этом возрасте максимум времени. Однако, начиная с 6 лет и далее до 12 лет место матери обязательно должно быть замещено отцом, как минимум во всем, что касается физических наказаний и воздействий – хотя идеально было бы, чтоб отец взял на себя полностью заботу о формировании нравственности своего ребенка. Ну а после 12, как я уже говорила, ребенок (особенно девочка) готов к тому, чтоб самостоятельно развивать свою нравственность – однако отец не должен выпускать ребенка из поля своего внимания до достижения им совершеннолетия, и в случае нарушения правил поведения, вмешиваться и вносить коррекции (особенно в случае мальчика). Это совершенно корректно: функции отца в этот период соответствуют роли «Бога на покое» - который, тем не менее, бодрствует и ревниво наблюдает за своими детьми, вмешиваясь в их жизнь в критические моменты.

Еще пару слов хочется сказать о формировании нравственности детей, если их несколько в семье, и если они очень разные. Например, девочки чаще больше боятся физических наказаний, а мальчику они безразличны, зато для него нет ужаснее наказания, чем лишение чтения на ночь. Или, например, для гиперактивного ребенка самым ужасным наказанием является неподвижность (стояние в углу, всевозможные стойки, даже простое сидение на стуле в неподвижности, или на пятках в «позе ученика»), а для гипотоника со склонностью к лени и сну:ничего не будет страшнее раннего подъема, холодного душа, усиленных физических упражнений.
Все это так в случае, если ребенок один в семье. Но если их несколько - ситуация усложняется. В этом случае, разумеется, нужно выработать собственную систему наказаний и поощрений, в которой бы учитывались все особенности психо-физической конституции детей. С одним только "но": эта система должна быть ОДИНАКОВОЙ для них всех. Дети не будут слушаться. еслит Васю наказывают так. а Петю - эдак. Пусть система будет в результате усредненной - но лучше несовершенная система.,чем ее отсутствие ( а чисто индивидуальный подход в том, что касается наказаний и поощрение и есть отсутствие системы). ЗАКОН ДОЛЖЕН БЫТЬ ОДНИМ ДЛЯ ВСЕХ. Конечно, идеальной системы создать никогда не удается – но уже стремление к совершенству есть почти оно.

Ну и последнее: я знаю, что ряд моих читателей ни за что не согласится с доводами, которые я здесь привожу. И наверняка сходу приведут мне множество исследований, в которых доказывается вред, который приносят наказания, особенно физические, психике ребенка. На это я могу сказать только, что некорректно проведенными исследованиями можно доказать все что угодно. А такие исследования, как правило, проводятся некорректно. В них не проводится разграничение детей по социальным слоям, т.е. исследуют всех детей, к которым применяют наказания без разбора, мешая между собой детей из интеллигентных семей и семей верующих с детьми из семей неблагополучных. Поэтому прошу противников наказаний предлагать мне ссылки на исследования, которые проводятся внутри социально-однородных групп. Все прочие я отказываюсь рассматривать как заслуживающие серьезного внимания.
Оценить
Форум / Естественное родительство / Физические воздействия на детей
Показать панель форматирования
Предварительный просмотр
Показывать смайлы
Я читал и принимаю правила общения на сайте
Сообщать мне о получении ответов в этой теме